Мысли по поводу статьи V. Zaporozhan, A. Ponomarenko «Mechanisms of Geomagnetic Fields Influence on Gene Expression Using Influenza as a Model System: Basics of Physical Epidemiology»

Мысли по поводу статьи V. Zaporozhan, A. Ponomarenko «Mechanisms of Geomagnetic Fields Influence on Gene Expression Using Influenza as a Model System: Basics of Physical Epidemiology»

(Int. J. Environ. Res. Public Health, 2010, 7(3), 938-65;
http://www.mdpi.com/1660-4601/7/3/938/pdf)

В статье обращается внимание на то важное обстоятельство, что пандемия гриппа, как выяснилось, приходится чаще всего на годы максимумов 11-летних циклов солнечной активности. Авторы высказывают интересные соображения по поводу природы «эпигенетического сенсора», через посредство которого такая связь, возможно, реализуется.

Однако мысли, которые возникают при чтении этого текста, в основном – грустные. Причин тому – несколько:

• в статье отсутствуют некоторые литературные ссылки. Кажется, упоминание определенных авторов было бы уместным не только в интересах дела, но и по этическим соображениям. Идея о том, что электромагнитные поля играют фундаментальную роль в биологических процессах, была обоснована А.С. Пресманом («Электромагнитные поля и живая природа» – М.: Наука, 1968; есть английский перевод). После А.Л. Чижевского цикличность эпидемий (в том числе гриппа) изучал В.Н. Ягодинский (Проблемы космической биологии, 1973, Т. 18, с. 47-67). Он же сделал первый прогноз пандемии гриппа. Эти работы едва ли можно считать устаревшими. Но этот автор суммировал свои результаты совсем недавно под одной обложкой (В.Н. Ягодинский «Учение о циклах эпидемий» – М.: изд. «Терика», 2006, 253 с.);

• авторы рассматриваемой статьи полагают, что основной экологический фактор, воздействующий на тот самый «эпигенетический сенсор», – флуктуации квазистатического геомагнитного поля. Эта идея в свое время подробно обсуждалась А.П. Дубровым («Геомагнитное поле и жизнь» – Л.: Гидрометеоиздат., 1974, 176 с.; есть английский перевод). В настоящее время большинство исследователей согласны в том, что действующим агентом в реализации связи «космическая погода – биосфера» является электромагнитная эмиссия магнитосферы. В среде обитания – это геомагнитные микропульсации и УНЧ-излучения (все это – на самом деле – радиоволны). Здесь напрашивается ссылка на двухтомный трактат «Плазменная гелиогеофизика» (М.: Физматлит., 2008; есть раздел «Гелиобиология»);

• раздел статьи, посвященный физическим механизмам действия электромагнитных полей на биологический субстрат, выглядит сильно упрощенным, если не сказать ущербным. В данном случае авторам можно было бы порекомендовать познакомиться (и процитировать) статью Н.А. Беловой – В.А. Панчелюги (Биофизика, 2010, Т. 55, Вып. 4, с. 750-766) и монографию А.Л. Бучаченко «Новая изотопия в химии и биохимии» (М.: Наука, 2007, 189 с.). Такие же упреки авторам можно предъявить и в связи с физиологическими механизмами действия электромагнитных полей, обсуждаемыми в литературе;

• при обсуждении экспериментальных (лабораторных) данных, обосновывающих влияние электромагнитных полей на биологические процессы, в статье цитируются работы, в которых опыты проводились с очень большими напряженностями поля на частоте 50 Гц. Из-за существования «амплитудных» и «частотных» окон (о чем авторы статьи, конечно, знают, но и упомянуть об этом в тексте было бы полезно) цитируемые результаты не могут быть признаны доказательными (в Природе нет таких полей, хотя они присутствуют в городах);

• авторы статьи вообще не цитируют русскоязычных публикаций. Каковы бы ни были причины этого, важно отметить, что по вопросам, затронутым в статье («космическая погода – биологические процессы») именно на русском языке вышло с 2000 г. не менее десятка монографий;

• если бы авторы данной статьи выступили с подобным текстом на конференции «Космос и Биосфера» (такая конференция – 9-я по счету состоится в Алуште 10-15 октября 2011 г.), они подверглись бы гораздо более жесткой критике;

• предлагаемое в статье новое направление исследований – «Физическая эпидемиология» (с приоритетом 22 декабря 2009 г.) – на самом деле давно существует… Самое грустное состоит в том, что в науке постоянно растут междисциплинарные барьеры, и все время усиливается дробление знаний – на все более мелкие ячейки.


Б.М. Владимирский, доктор физико-математических наук,
Таврический национальный университет им. В.И. Вернадского.